С барского стола

«Мебельный бизнес» выяснил, как помогает государство «системообразующим».

     В апреле профильные российские министерства сформировали отраслевые перечни системообразующих организаций, которые могут рассчитывать на приоритетную господдержку в условиях кризиса. В списки вошли и некоторые предприятия мебельной отрасли. Какую конкретно помощь от государства им удалось получить, насколько своевременной оказалась эта поддержка?



n65-1.png
Александр Шестаков
генеральный директор «Первой мебельной»

       Да, мы действительно попали в перечень системообразующих предприятий и уже успели подать заявку на получение льготного кредита. Каких-то серьёзных проблем, связанных с оформлением необходимых документов, выделить не могу: в целом, подготовка и подача заявки затруднений не вызвали. Пока ждём одобрения. Если решение по нашему запросу будет положительным, то, в принципе, это будет весьма кстати в сложившихся условиях.



n65-2.png
Лилия Кац
коммерческий директор компании «Мария»

     Пока никакими мерами господдержки мы не воспользовались. Надеемся получить субсидированный кредит на пополнение оборотных средств. Активно взаимодействуем по этому вопросу с банками. Кредитные средства на льготных условиях помогли бы нам быстрее перестроить бизнес-процессы и наладить эффективную работу в новых условиях.
     Назвать эту поддержку своевременной, к сожалению, трудно: мы ещё не получили от банка добро на кредит, при этом уже два месяца работаем в очень жёстких условиях – фабрика функционирует не в полном режиме, торговые точки закрыты.



n65-3.png
Илья Кондратьев
председатель совета директоров компании «Феликс»

     В статусе системообразующей компании нам одобрили кредит под 6%, но — взамен существующего. Фактически речь идёт о снижение ставки по ранее одобренному кредиту.
     В реальности новые условия ещё не оформлены, одобренная сумма слишком мала, хотя мы понимаем, что она рассчитывается из определённых показателей. При этом какого-то существенного снижения формальных барьеров, на мой взгляд, не произошло: согласования проходят через различные ведомства и комиссии, и на каждом этапе наше заявление могут отклонить.
     Мне кажется, государству стоило бы обратить внимание на производственные предприятия, которые ранее инвестировали в расширение своих производств, привлекали заёмные средства. Хотелось бы получить или снижение кредитных ставок, или частичную компенсацию процентов по таким кредитам. Программ поддержки много, но по факту за всё время обслуживания кредитных линий мы получили льготы только пару раз, и те – с большим трудом.



n65-4.jpg
Евгений Леонтьев
коммерческий директор Rivalli

     К сожалению, привилегии и преимущества, которые даёт статус системообразующего предприятия, наша фабрика пока не смогла ни почувствовать, ни оценить.  
     С одной стороны, конечно, хорошо, что такой статус разрешает нам деятельность в период ограничительных мер. С другой стороны, наша деятельность объективно ограничена запросами клиентов и партнёров. Новые продукты, которые мы выводим на рынок в период изоляции (в том числе медицинского назначения), требуют определённого времени на запуск. Поэтому сказать, что мы как-то здорово воспользовались своим статусом, не могу.  
     Экспортные объёмы этой весной просели не так сильно, как внутренний спрос. Подавляющее большинство наших зарубежных клиентов не прекращали свою деятельность, отгрузки производились в штатном режиме – и давним партнёрам, и новым, с которыми мы договорились о сотрудничестве по итогам кёльнской и познанской выставок. Основными экспортными направлениями для нас стали Франция, Прибалтика, Израиль. Но и сказать, что экспорт нас выручил и загрузил основные мощности — было бы неверно, потому что доля, которую он занимает в общем объёме производства, хоть и растет, но пока не так высока. 



n65-5.png
Никита Семенов
вице-президент ГК «Тополь»

     Воткинская промышленная компания вошла в федеральный список системообразующих предприятий, но особых преференций в связи с этим мы для себя не видим. 
     Пока помощи нет – прежде всего потому, что мебельные производства не включены в перечень наиболее пострадавших отраслей, это основная проблема. В том же, что мебельная отрасль действительно одна из наиболее пострадавших, лично у меня сомнений нет: ведь мебель — это товар длительного пользования, а в условиях кризиса люди чаще всего отказывают себе в приобретении именно таких товаров. 
     Сложившаяся ситуация, да ещё и на фоне закрытых розничных салонов, – двойной удар по отрасли, которая в результате показывает колоссальное снижение объёмов. Когда у фабрик перекрыты каналы сбыта, то и производство не имеет смысла, поскольку на склад долго работать невозможно. При этом у малого и среднего бизнеса возможностей для получения господдержки сегодня, пожалуй, даже больше, чем у действительно значимых системообразующих предприятий. В общем, без включения всей мебельной промышленности в перечень пострадавших рассчитывать на реальную поддержку не приходится.  
     Да, само включение в перечень системообразующих позволяет более-менее спокойно продолжить работу. Мы, например, продолжаем отгрузки на экспорт: наши продажи в Европе не упали, скорее даже наоборот – видим рост, в первую очередь, за счёт онлайн-каналов. Доходы населения в Евросоюзе если и падают, то не так сильно, как у нас: люди либо продолжают работать, либо им оказывается финансовая поддержка со стороны государства, соответственно, они не сокращают свои расходы так сильно, как наши потребители, и даже в карантине могут себе позволить заказывать мебель через Интернет. 
     Отгрузки по нашим постоянным контрактам в Европу и на Ближний Восток (в Израиль) идут ежемесячно или еженедельно. По отношению к прошлогодним показателям объём внешнеторговых сделок вырос на 30-50%. Но нужно понимать, что внешние рынки для нас – не основное направление продаж. Экспорт не способен заменить внутренний рынок, перекрыть падение домашнего спроса. Наш основной рынок сбыта — Россия, и если с продажами здесь и дальше будет так же туго, как сейчас, то последствия будут весьма плачевными. 
     Добавлю, что региональными администрациями сейчас выдвинуты очень жёсткие требования по соблюдению безопасности, регулярному тестированию персонала — в общем, серьёзный перечень мер, которые необходимо выполнить, чтобы продолжать работу в период изоляции. Их соблюдение требует финансирования. Поэтому по факту вместе со статусом системообразующих мы получили не только отсутствие помощи, но и требования, провоцирующие новые расходы. Получается, ещё один удар по бизнесу. 



n65-6.png
Алексей Шилов
финансовый директор МК «Шатура»

     МК «Шатура» с момента начала пандемии и ввода правительственных мер по недопущению распространения COVID-19 занимала и продолжает занимать активную позицию по сохранению компании. Мы готовили и направляли в государственные структуры разных уровней - от местной налоговой до правительства РФ - наши предложения по действенной поддержке как компании, так и мебельного бизнеса в целом. Власти нас слышат, однако до реальной помощи дело пока не дошло.  
     Все меры, которые правительство разрабатывало до недавнего времени, были направлены в основном на поддержку МСП. Мы предлагали распространить их и на компании мебельной отрасли, настойчиво просили как можно быстрее открыть мебельные центры и отдельно стоящие мебельные магазины. Согласитесь, что трафик на мебельных розничных площадках и до кризиса был низкий. В нашем случае можно было бы легко обеспечить социальную дистанцию. Но, к сожалению, наши предложения не нашли поддержки у региональных властей. 
     На сегодняшний день наличие в списке системообразующих предприятий даёт нашей компании только право льготного кредитования. Но кредиты – это кредиты. Их надо возвращать. Правда, в соответствии с недавно вышедшим постановлением правительства № 696, при полном сохранении штата сотрудников кредит и проценты по нему будут списаны за счёт госсубсидий. На наш взгляд, это хорошая и очень ощутимая мера поддержки. Конечно, надо будет очень сильно постараться, чтобы на протяжении года сохранять численность коллектива в условиях трудно прогнозируемых продаж. Тем не менее, в наших планах воспользоваться этой мерой поддержки.   
     Никаких других преференций для системообразующих организаций государство пока не предусмотрело. Работать предприятиям разрешили. Но ведь сегодня, если фабрика функционирует, вы должны обеспечить всех работников средствами защиты, поставить в цехах диспенсеры и кулеры, регулярно дезинфицировать все помещения и так далее, и так далее. Плюс регулярное тестирование 10 процентов сотрудников на коронавирус. Затраты получаются немаленькие. Я, конечно, не ставлю под сомнение введённые властями санитарные требования. Всё это важно и необходимо для борьбы с эпидемией. Но почему за счёт работодателя, который и так находится в сложной экономической ситуации? Почему бы это не сделать за счёт государственного фонда социального страхования? На наш взгляд, это было бы абсолютно справедливо. К слову, компания «Шатура» - стопроцентно «белая» и ежегодно платит в этот фонд очень солидные суммы.  
     Сейчас постепенно ослабляются ограничения по непродовольственной торговле. Посмотрим, изменится ли ситуация к лучшему с открытием мебельных розничных площадок по всей стране. В сущности, именно возвращение в работу торговых комплексов – это самая главная мера поддержки для всех мебельщиков. 
 


n65-7.png
Сергей Черепанов
руководитель службы по взаимодействию с государственными органами компании «Свеза»

     Спектр мер государственной поддержки очень обширен, но в большей степени ориентирован на предприятия малого и среднего бизнеса, которые оказались наиболее уязвимы при введении карантинных мер. Сейчас мы изучаем предложенные меры поддержки, адресованные крупному бизнесу. Стоит отметить, что мы экспортно ориентированная компания, поэтому на нас влияют не только российские ограничительные меры, мы внимательно следим за ситуацией и в других странах мира, не только в России. 
     Главный плюс включения в перечень системообразующих предприятий – возможность продолжить работу. При этом компания вложила более 20 миллионов рублей в мероприятия по обеспечению безопасности сотрудников, выполнены все требования по дистанцированию, обеззараживанию производств. Кроме того, «Свеза» арендовала дополнительные автобусы для доставки работников на комбинаты, причем салоны обрабатываются до и после рейсов. 
     То, что удалось обеспечить беспрерывное функционирование наших комбинатов (а в регионах присутствия «Свезы» это всё градообразующие предприятия), позволило избежать длительных простоев и высокого социального напряжения. Отгрузки продукции заказчикам внутри страны и за рубежом не останавливались, так как границы для перемещения грузов не были закрыты.  
     Что касается формальной стороны дела (прохождение проверок, согласования, получение  разрешительных бумаг и т.п.), то бюрократический градус, по нашему мнению, пока не снизился. Но благодаря внедрению средств и способов удалённой работы в госорганах, применению онлайн-сервисов ситуация начинает выправляться. Государство и бизнес признают, что в связи с пандемией меняются требования к методам взаимодействия и внедряемым продуктам. Мы ожидаем, что в ближайшее время эти механизмы будут отработаны и бюрократических проволочек станет меньше. 
 


n65-8.png
Николай Иванов
директор Segezha Group по работе с государственными органами

     Главное, что нам позволил статус системообразующего предприятия с непрерывным циклом производства, – сохранить коллективы, ритмичную работу наших предприятий, поддержать партнёров во всех регионах присутствия. Компания надежно функционирует при соблюдении всех мер по предотвращению распространения COVID19.  
     Другими вариантами господдержки мы пока не воспользовалась, поскольку работа по формированию пакета мер ещё продолжается. Из конкретных, уже предпринятых нами шагов – работаем с банками в рамках постановления правительства о субсидировании процентных ставок на пополнение оборотных средств. Надеемся, это позволит улучшить структуру кредитного портфеля, заместить часть валютных кредитов рублёвыми практически по той же ставке. 
     Мы понимаем, что бюджетные средства, выделенные на субсидирование выпадающих доходов банков, ограничены. В первую очередь заёмщиками станут предприятия из перечня наиболее пострадавших отраслей, куда лесная отрасль не входит. С пониманием относимся к тому, что в первые пакеты помощи вошли наиболее пострадавшие отрасли и граждане. При остатках лимитов наша компания технически готова к заключению кредитных соглашений. С точки зрения подготовки документов сложностей не видим, всё вписывается в ранее отработанные модели взаимодействия с банками. 
     Свою отчётность и материалы для проведения стресс-тестирования мы передаём в Минпромторг и Минэкономразвития на регулярной основе, налажен мониторинг в еженедельном формате. Надеемся, что «бюрократии» станет меньше. Например, через РСПП, Союз лесопромышленников и лесоэкспортёров России мы сами инициировали ряд конкретных мер поддержки: в основном это касается уточнения порядка субсидирования экспортной логистики для выхода на новые рынки и временных льгот по арендной плате на лесные участки. Надеемся в июне увидеть результат в виде принятых нормативных актов. Рассчитываем и на то, что лесная отрасль будет учтена при разработке плана по восстановлению экономики – как отрасль с огромным потенциалом для развития. 
     Для наших партнёров из малого и среднего бизнеса по лесозаготовке, вывозке древесины, лесохозяйственным работам и многим другим направлениям государственная поддержка оказалась своевременной. Им были предоставлены льготы по налогообложению и поддержка занятости. 
     Кризисный период планируем пройти с сохранением всех производств, рабочих мест, с минимальной корректировкой реализуемых инвестиционных проектов. Хочу добавить, что уверенная работа крупных системообразующих предприятий – это, в свою очередь, косвенная мера поддержки предприятий малого и среднего бизнеса в нашей и смежных отраслях.  



n65-9.png
Павел Бушков
финансовый директор компании «Русская кожа»

     По состоянию на конец мая наша компания в статусе системообразующей не воспользовалась ни одной из мер поддержки. Причина в том, что все утверждённые меры в настоящий момент проходят формальные регламентные процедуры: банки проводят стресс-тестирование претендентов на льготное кредитование, получают аккредитацию на получение госсубсидии, оформляют внутренние регламенты о порядке выдачи кредитов. 
     Для системообразующих предприятий бюрократический градус процедур, на наш взгляд, снизился, поскольку основную часть подготовки переложили на банковский сектор. Но если ранее сроки подготовки документов зависели, в первую очередь, от самого предприятия, то теперь они зависят от банка, и повлиять на процесс с нашей стороны не представляется возможным. К примеру, льготное кредитование под заработную плату по 696-му постановлению банки запустят лишь с 1 июня, а стресс-тестирование, необходимое по постановлению №651, банки даже не начинали. 
     Мы планируем воспользоваться льготным кредитованием на пополнение оборотных средств со ставкой до 5% годовых, льготным кредитом на выплату заработной платы со ставкой 2% годовых (постановление №696), а также мерами поддержки системообразующих предприятий, предусмотренными 651-м постановлением. 
     С учётом всех формальных процедур, льготное кредитование реально получить не раньше второй половины июня, а поддержку в рамках 651-го постановления – в июле. Такие преференции позволят нам сохранить численность штата на предприятии и поддержать восстановление спроса по всей цепочке поставок. 



n65-10.png
Ирина Царуш
менеджер по маркетингу ЧФМК

     Пока что Череповецкому фанерно-мебельному комбинату не удалось воспользоваться никакими мерами господдержки. Сам процесс получения льгот затянулся: льготы как бы есть, ими, в теории, можно воспользоваться, но всё упирается в условия предоставления этой госпомощи. Подготовка большого количества документов ложится дополнительной нагрузкой на наши рабочие процессы. Между тем, всё новые правительственные постановления, выпускаемые в дополнение к созданным ранее, не помогают, а напротив, запутывают, создают дополнительные преграды на пути получения льгот.  
     С учётом того, что уже наступило лето, анонсированную поддержку никак нельзя назвать своевременной: отрасль нуждалась в «спасительных» мерах и содействии государства с самого начала карантинных мер, то есть с марта. Проблемы, накопившиеся за эти месяцы, решить так и не удалось. 
     Сложная получается ситуация: с одной стороны, нельзя сказать, чтобы государство не поддерживало бизнес. Номинально оно поддерживает — и меры поддержки постояннно озвучиваются. Но в то же время на практике само же государство чинит препоны тем, кто желает эту поддержку получить. 



Источник: журнал «Мебельный бизнес»
https://www.promebel.com/monitoring/v_zerkale_rynka/s_barskogo_stola.html